Странный сон

22 декабря, 2017

За неделю до Нового года время начинает идти с особенной интонацией. Ну, во-первых, баба наша начинает вести себя удивительным образом, растворяясь в преддверии нарезания салатов, как смалец на сковороде, шкварча от восхищения и нетерпения. А, во-вторых, ты и сам становишься какой-то феерический, выбирая утром между простыми носками и новыми, тянешься к новым, чтоб еще пуще усилить это чувство восторженности.

Несмотря на слякоть и всяческое отсутствие новогодних погодных характеристик, Новый год у нас ощущается достаточно приметно. Председатель Шпондер в этом году даже елку у сельрады установил с особым размахом, такую, что даже местная достопримечательность Людка, которая в школьные годы входила в сборную области по женскому баскетболу, на фоне этой елки смотрится дюймовочкой. А Янка, ну, вы понимаете, о ком я, так та вообще, приехав на каникулы из города в село, сфоткалась с этой елкой, и в инстаграме подписала, что это она во Львове прогуливается. Ибо елка, действительно у нас неожиданно стильная вышла. А все почему? Потому что наша деревня, продолжает развиваться в самом настоящем деревенско-европейском направлении. А так как развитие это требует особенных затрат и на новогодние игрушки бюджета не хватило, украсили ее чем было – ящиком просроченных шоколадных конфет, которые наш районный депутат еще осенью передал для раздачи в детском саду в целях рекламы своей личности. Но, после того, как секретарша Шпондера, Аня, отравилась первым десятком, конфеты эти решили не раздавать.

И может быть я бы тоже позволил себе раствориться в предвестниках сего апофеоза «оливье» и шампанского, если бы не сон, приснившийся мне на кануне католического рождества. В общем, не буду отвлекать вас отползаниями в литературную сторону, а сразу начну с сути. Итак, снится мне странный сон. Просыпаюсь я, значит, на своей кушетке, подтягиваюсь, емко матерюсь, чтоб как-то себя немного взбодрить и не успеваю всунуть ноги в тапки, как вижу, стоит моя Анна Сергеевна у открытого окна и с кем-то весело так щебечет, а на столе стоит открытая бутылка шампанского и два свадебных бокала, оставшихся у Анны Сергеевны со второго брака. Я ей кричу, мол, закрой окно, зима же. А она поворачивается ко мне и говорит с неестественной интонацией: «Придержи коней, фраерок!». И смотрит на меня так, будто я ей за завивку не заплатил. Я, значит, понимаю, что тон этот она взяла не с пустого места, что видимо в окне у нее там фигура находится куда внушительней моей. И тут меня неожиданно охватывает ранее не ощутимая ревность. Встаю я с кушетки, и к окну подскакиваю.  Анна Сергеевна вдруг пугается, оборачивается ко мне лицом и фигуру эту всем своим существом прикрывает. Я кричу: «Кто там? Покажись!»  А Анна Сергеевна краснеет и этим вот краснением всю себя и выдает. Я делаю шаг вперед, цепляюсь за стол и переваливаюсь через окно. Но во время падения успеваю схватиться за чей-то большой и крепкий нос, входящий в комплект той самой фигуры, которую Анна Сергеевна так скрывала.  Только фигура эта вдруг от носа отрывается и быстрыми шагами забегает в калитку.

Следующим кадром сна, я уже стою на ногах за окном, смотрю в руку, а в ней таки действительно нос находится. И так как-то гаденько сопит в мою сторону, сердится. Беру я этот нос и от всей души зафутболиваю его аж на огород. И так у меня это хорошо получается, как у профессионального футболиста. И так мне от этого приятно, что я аж просыпаюсь. И что вы думаете? Стоит Анна Сергеевна возле меня с шампанским и перепугано смотрит.

— Гриша, ты представляешь, в АТБ точно такое же шампанское на шесть гривен дешевле! Я вчера в городе была, так огорчилась…

— А за окном нашим случайно никого нет? – подозрительно спрашиваю я.

— Только корова Светлана, — удивленно отвечает Анна Сергеевна. — Ты бы, Григорий, не спешил бы с закупками. Зачем тебе интернет? Я по телевизору смотрела, что есть такой сайт, где можно цены по супермаркетам сравнивать. Так нам еще майонез нужно покупать на салаты и горошек. Давай посмотрим, где же выгодней.

Смотрю я на Анну Сергеевну и понимаю, что дело это характера срочного, и что, если, его сейчас не провернуть, нависнет на мне моя баба, как сотрудник приват-банка над злостным  неплательщиком. Сажусь я за компьютер, включаю интернет, а тут новость вылетает, о том, что губернатор наш, где-то тайным образом нос расшиб. А где и при каких обстоятельствах это у него получилось, так нигде и не написано. Я к Анне Сергеевне поворачиваюсь и прямо спрашиваю:

 — Анна Сергеевна, вопрос личного характера: вам губернатор наш сильно нравится?

— Губернатор? – таинственно переспрашивает Анна Сергеевна. Не, он не в моем вкусе. Слишком представительный, красивый. А я, знаете ли, уже как-то решила для себя, что для себя, для жизни, нужно что-то попроще брать, менее приметней.

Я, конечно, женщине своей верю, но, был же уже в литературе случай, когда Вакула, ведьму старую отмурижил, а потом оказалось на утро, что паночка вся побитая домой вернулась. Да и нос у того же самого автора тоже однажды гулять ходил. В общем, что я хочу сказать, в преддверии Нового года, что угодно может присниться, главное, не отвлекаться от организации праздничного стола, и хорошенько изучать цены.

Новости по теме

| |