Зима и ее условия

1 декабря, 2017

Переехав в деревню, я перестал верить не только в мистику, а еще и во времена года. В городе с этим намного проще. Сказали тебе в новостях, что зима пришла, оделся потеплей и пошел себе на работу. Сказали, что зима закончилась, прячь в кладовку пуховик. Ну, а если тебе холодно без пуховика. Или жарко в подштанниках, то это все лишь дело привычки. Пройдет неделька-вторая и все утрясется. И без пуховика мерзнуть перестанешь, и к подштанникам притрешься. Главное, смотри в календарь, и делай выводы. Тут же, в деревне, все иначе. Ну и что толку, что пришла зима? Если я еще не все листья со двора скучковал? Тут в деревне календарь зависит исключительно от твоего трудолюбия, от твоей самоотдачи.

И если к Анатолию Федоровичу зима пришла еще за неделю до первого декабря, то ко мне, по всей видимости, она придет лишь тогда, когда я буду к ней полностью готов. А так как мое понимание готовности к зиме не совпадает с ее райдером, боюсь, что в моем дворе осень продлится аж до самой весны. А там уже легче будет.

— Что это? – спрашиваю я, глядя на Анну Сергеевну, принесшую рулон чего-то неясного.

— Как это что? Сейчас будем окна утеплять, — поясняет мне Анна Сергеевна.

— Зачем их утеплять, если они у нас новые, я же еще два месяца назад метало пластик поставил?

— Григорий, ну я вас очень прошу, давайте хотя бы те, которые на улицу выходят утеплим? А? Ну не вредничайте, – практически умоляет Анна Сергеевна, и я понимаю, что тут уже лучше соглашаться. Ибо эта интонация мне хорошо знакома, именно после нее вступает в силу крепкая бабская хватка, от которой голова болит хуже, чем после новогоднего корпоратива.

Я понимаю, почему Анна Сергеевна просит утеплить хотя бы те окна, которые выходят на всеобщее обсуждение. Ибо ей, как женщине ответственной и авторитетной, элементарно стыдно перед другими бабами, что у нее… у главного деревенского стилиста, мужик такой профнепригодный по сельским запросам. Хотя, изначально, окнами моими она была очень даже довольна.  Даже сфотографировалась на их фоне пару раз для соцсетей. Короче говоря, пришлось мне женщину свою уважить и чтоб люди не смеялись, приготовиться к зиме хотя бы для видимости. Чтоб лишнего не болтали.

Хотя, как на мой взгляд, к зиме в деревне нужно готовиться не только хозяйски, запасаясь дровами, углем и сеном, а еще и психологически. Зима в деревне, это время испытания для человека хрупкой душевной организации. Спиться в деревне намного проще, чем в городе. Особенно в дни, когда так заметет, что и к соседу не пробраться. Потому, мой тебе совет: если уж ты и решил сменить обстановку, поверив в то, что деревенская жизнь – сплошная романтика, тогда с первыми холодами, ищи себе приятное для души увлечение, какое-нибудь хобби. Иначе эта романтика быстро потеряет все свои краски. Так же быстро, как догорает уголь в печи.

А так как клуб наш ушел на реконструкцию, и даже депутаты с центра перестали проводить там свои лекции, последние девки на выданье отошли в мир супружества, ведьма Валентина отправилась пробовать свои силы в шоу экстрасенсов, и даже НЛО стало прилетать через вторник, развлечений в деревне практически не осталось. И я, ранее будучи глубоко уверенным в том, что для душевного равновесия мне достаточно лишь окна с живописной картинкой, да тетради с ручкой, крепко задумался над тем, а смогу ли я пережить эти долгие три месяца? Не сорвусь ли я назад?

— А ты думаешь, я просто так изобретениями своими начал заниматься?  — спрашивает у меня Анатолий Федорович, зашедший хлебнуть волшебного молока моей Светланы. – Письмо твое, это, конечно, хорошо, но от письма уныние может только приумножиться. Помнишь, как у Гоголя было? Нужно тебе Григорий нормальным делом начать заниматься, чтоб первую зиму выстоять.

— Да я вот тоже думаю, но ничего путного в голову мне так и не приходит, — скучно отвечаю я.

— Я вот что подумал, Григорий. Пора тебе на новый уровень выходить. То, что ты там свои писульки выписываешь, это пусть будет, но нужно смотреть дальше. Ведь корова у тебя действительно талантливая.

— Что-то я тебя не совсем понимаю, — признаюсь я.

— А что тут понимать? Пора тебе одним махом перевернуть представление на устоявшиеся понятие, что корова на льду смотрится не грациозно. Понимаешь, о чем это я?

— Не совсем.

— Короче, вот что подумал… Ты только представь эту картину! По «1+1» специальный репортаж из нашего села, где первая в Украине корова научилась на льду кататься? На речке нашей! Шок! Сенсация! Скандал! А научил ее первый в Украине сельский дрессировщик Григорий Рыба! И дальше по тексту о том, что у него и куры умеют польку плясать и свиньи в картишки перекидываться. Как тебе идея? Тут главное начать.

Я внимательно смотрю на Анатолия Федоровича. Конечно, он человек нестандартного мышления и с фантазией у него все в порядке, но тут мне показался какой-то уже перебор.

— Обещай, что подумаешь? У тебя ведь талант есть. Ты вон какую бабу приручил, ходит перед тобой на цыпочках! Думаешь с коровой не получится? Коровы ведь и послушнее будут, и добрей…– продолжал Анатолий Федорович.

Я на минуточку представил, какой это действительно был бы трэш, если бы я вдруг сделался дрессировщиком сельской живности. Уехал, значит, стать писателем, а стал Куклачевым… Смешно и не смешно одновременно.

— Хорошо, подумаю, — отвечаю я Анатолию Федоровичу, наливаю ему в флягу то, за чем он пришел и снова усаживаюсь за свой письменный стол.

Знаете, что очень важно в деревне зимой? Выслушивать человека полностью, до последнего грамма. И ни в коем случае не возражать ему обидными отрицаниями. Возможно, ты не совсем согласен с тем, что он тебе говорит, но потерять в его лице порой единственного собеседника – непоправимая ошибка в начале зимы.

Текст: Григорий Рыба

Новости по теме

| | |