Обыкновенная деревенская мистика

24 ноября, 2017

Если до переезда в деревню я еще верил в мистику, то теперь, мне кажется, что ее и вовсе не существует. Вот сами посудите, что такое мистика? Что-то сверхъестественное, таинственное, то, что простому человеческому разуму и не опознать, так ведь? Так вот в нашей деревне любому явлению свое найдется объяснение, если, конечно, оно вдруг кому-то понадобится. Да и разве можно называть мистикой то, без чего и жизнь казалась бы скучной? Ведь тогда и любовь, и предновогодний рост доллара, все это можно отнести туда же. И если не так страшен черт, как его малюют, то про цены у нас в районном центре, так сказать нельзя. Ибо они вот уже вторую неделю удивляют меня куда больше, чем новый образ Анны Сергеевны, который она старательно почерпнула недавно из сводок прошедшей фэшн недели в Милане.

Но, вернемся снова к мистике. Начал я, значит, замечать, что Колька, сосед мой через улицу, каждый вечер и утро возле моего забора, под орехом, что-то возиться принялся. Ну, думаю, пусть себе возится, мне вообще не принципиально. И может быть для меня бы его деятельность так и осталась загадкой, если бы вчера, Колька этот, не постучал мне в дверь.

— Григорий, вот, значит, какая штука. Может впустишь? — говорит мне Колька, а сам бледный такой, как только что побеленная стена.

Впустил я соседа в дом, предложил ему чая, а тот сидит и аж коленки у него трусятся.

— Ну, рассказывай, что там у тебя случилось под моим забором, — интересуюсь я.

— Да вот, как бы и рассказывать стыдно. Я, конечно, в мистику давно уже не верю, но понимаешь, Григорий, тут такое дело хитрое, никак не могу объяснений найти. А раз уж забор твой, то и думаю, может ты что подскажешь.

— Да рассказывай уже скорей, чего мямлишь, — помогаю я разговору, наливая 50 грамм.

— В общем, жена моя, Маринка, последнее время очень за здоровый образ жизни взялась. На смальце, значит, уже не жарит, купила себе специальную сковородку, с покрытием, которое жира вообще не требует. От свинины отказалась, и даже посуду начала мыть простой горячей водой, без всякой химии. Не знаю, какой пес ее укусил, но бабу мою по-ве-ло! Так вот, к чему я это все… Стала Маринка с особой неприязнью относится к алкоголю. Все запасы в доме искоренила, что для меня, как для человека привыкшего, совершенно неприемлемо. Я, конечно, пробовал проносить, но она меня проверять у входа начала. Как найдет, сразу выльет. А мне смотреть на это больно, аж глаза режет, — Колька в доказательство потер глаза и устало перевел на меня действительно не здоровый взгляд.

— Понял, — говорю я, подливая еще 50 капель.

— Да. Так вот. Ты ведь Григорий мужик совестливый, тебе, я так понимаю, чужого не надобно, и хата твоя стоит так выгодно от моей, что моя Маринка тут редко шатается. Так я и решил, что буду у тебя под забором зарывать то, что в дом нельзя проносить. А утром, когда на работу буду идти, снова отрывать. И все было хорошо, только вот вчера вечером, вырыл я совершенно не то, что зарывал. Понимаешь?

— И что же ты вырыл?

— А вот что! – оглядываясь говорит Колька, и достает из кармана чекушку, из которой торчит старый поношенный носок. — А еще записка прилагается. Зачитываю: «Привет Коля. Я бы на твоем месте бросила. Мне виднее. Твоя Надюха».

— А кто такая Надюха? – интересуюсь я.

— Ну как кто? Жена моя первая и на сегодняшний день покойная.

— Да уж… — отвечаю я, не зная уже что и сказать.

— Как думаешь, могла ли Маринка это дело пронюхать, и напужать меня этим бесцеремоннием? Может видел ее у себя под забором давеча?

— Та нет, никого не было. А если бы кто и ходил, так корова моя, Светлана, обязательно бы голос дала. Она у меня дама внимательная. Но, ты Николай не расстраивайся, мало ли чего бывает…

— Значит, точно Надюха моя… И вроде же нормальной бабой была. И сама выпивать любила. А тут на тебе. Вот ты мне скажи, чего не присниться, как нормальные люди делают? Нет же… взяла и продукт перевела, — с внушительным огорчением в голосе сообщает мне Николай.

Я смотрю на Николая, потом на его чекушку с носком, и наливаю еще 50 грамм. Как бы история действительно мистическая и требует вмешательства экстрасенсов, но, с другой стороны, иногда мистику нужно просто принимать такой, какая она есть, без анализа и лишних размышлений.

— Знаешь, Николай. Я бы на твоем месте действительно бы к Надюхе прислушался. Хотя бы на время. Попил бы минералочки, свеклой бы печень почистил, а там и видно будет… — предлагаю я свой вариант и переводя взгляд в наполненное вечерней темнотой окно, замечаю, как чей-то едва уловимый женский образ, показывает мне одобрительный жест с помощью большого пальца на руке.

Текст: Григорий Рыба

Новости по теме

| | |