Мало ли что бывает в тихом украинском селе?

1 сентября, 2017

Когда наш салон красоты «Sergeevna» заработал, жизнь в округе перешла на новый уровень. Женщины начали, можно сказать, поблескивать, особенно в зоне маникюра, и медленнее ходить по улицам, особенно по тем, где еще уцелело несколько холостяков. А моя Анна Сергеевна, почувствовав свою значимость в бабском круге, поставила на летней кухне металлопластиковые окна и оформила на почте подписку на несколько журналов красоты. Эти журналы она аккуратно вычитывала и уносила в салон, где выкладывала веером на столике, но клиенткам трогать особо не разрешала.

— Ой, Люда, оно тебе нужно, ты мне скажи? Там же фешн один, ни одного гороскопа, ни одного рецепта! Высокая мода! Я сама еще не до конца разобралась, — говорила она, когда клиентка, ожидая закрепления краски на бровях, протягивала руку к журналам.

Я же был очень рад всем этим переменам, ощущая себя более свободным от назойливых забот Анны Сергеевны, имеющий еще больше возможностей поглотиться своей новой и еще пока пахнущей краской жизнью. Янка, которую я присматривал себе на случай, если в моей душе образуется уголок страсти, воспользовавшись услугами салона, стала похожа на Леди Гагу, в ее не самом удачном образе, но мне это нравилось. Особенно, когда я сажал ее в свое корыто, настоятельно изображающее лодку, и катал по той стороне реки, где кувшинки образовывали особенную романтику. Вот кстати про один такой вечер я и хочу рассказать.

В общем дело было жаркое. Анатолий Федорович тем вечером помогал жене Горгоне разобраться с камеркой на новом телефоне, Анна Сергеевна делала завивку куме, которая на следующий день планировала поехать в город на кладбище к свекру, покрасить оградки и, естественно, попытать судьбу новым знакомством. Моя корова Светлана, мычала на первые звезды, а я решил немного подфлиртить, как говорится. Встретил я, значит, как обычно Янку у своего проулка, за камышами, чтоб мать ее не увидела, правда не сразу ее признал из-за зеленых теней. И вот мы катимся с ней по реке, а вода такая спокойная-спокойная, как будто застыла, и даже мои весла ее не сильно колышут. Янка сидит напротив меня в новом своем образе и платье, с широкими такими оборками. Смотрю я на нее и думаю: если не считать, что это она серьезно так красоту чувствует, и представить, что она просто фрик, допустим даже модная молодая художница из Нью Йорка, выходит даже вполне сносно, особенно в сумерках, когда перламутр на веках блекнет. В общем уговариваю я себя, уговариваю, а она вдруг говорит:

— А давайте Григорий поплаваем?!

— Да я как-то и плавок не надевал, — отговариваюсь я.

— Да черт с этими плавками, все равно нас никто тут не видит! – восклицает Янка, как-то слишком проворно скидывает свое это обористое платье и сигает нагишом в воду, как кошка в темноту.

Сигануть-то она сиганула, а вот обратно всплывать не хочет. Я, конечно, запереживал… мало ли, да и жалко девку. Короче говоря, снял я свои спортивки и следом за ней в реку прыгнул. Вода оказалась теплая такая, как гороховый суп в нашей столовке офисной. Раз нырнул, второй, нет Янки! Представляю уже, как даю местному следователю показания, и как Анна Сергеевна вся заплаканная, распухшая, будто ее осы покусали, мне бутерброды в СИЗО приносит. И не успеваю я как следует огорчиться, как меня за плечи ледяные такие руки хватают и под воду тащат, а под водой кто-то, как пиявка целоваться начинает да щупаться в разных местах. Вот тебе и Янка, недотрога, — думаю я. И чего стесняться? Эх, другое дело Анна Сергеевна, та уже, мне кажется, вообще ничего не стесняется, даже как-то страшно за нее другой раз. Ну, нацеловался я вдоволь, вспомнил, как на выпускной в фонтане с одноклассницей Юлькой терял веру в женщин, и обратно в лодку полез. Только вот Янка в лодку лезть отказалась. Я ее особо и не уговаривал, конечно, оно и понятно, пусть, думаю, пококетничает. Вернулся я домой, когда уже темно было и сразу спать лег. А на следующее утро проснулся и думаю, нужно моей конфете цветов нарвать и на окне с шоколадкой оставить.

— Это вы кому, веник оставили, – спрашивает у меня Янкина мать, сорвавши мой план.

— Это я за диски, Яна мне ваша диски давала слушать, а я их поцарапал, вот, как говорится, извиняюсь.

— Так Янки нет, она же еще три дня назад уехала в город сессию закрывать. Вернется только через неделю.

— Как это? А мне кажется я ее вчера мельком возле магазина видел.

— Та не, то вам показалась. Янка в городе. Живет у моей троюродной сестры Люськи. Вчера еще фотографии на телефон присылала, как в баре со студентами отмечают удачный зачет. А я ей говорю: какой-же он удачный, когда 300 гривен стоит? Не, ну вы хоть мне скажите, что это у нее за учеба такая?

Я молча развожу руками, мол, а что же вы хотите, вся страна в коррупции, а сам себе думаю: вот тебе и мистика, вот тебе и гоголевские мотивы на трезвую голову. Не зря же мы в детстве в полнолуние с пацанами ходили на ту сторону реки русалок подкармливать с помощью драже «Морские камешки». Но то такое… мало ли, что бывает в тихом украинском селе?

 

Текст: Григорий Рыба

Новости по теме

| | |