В чем секрет успеха аграрной Херсонщины?

12 ноября, 2018

Херсонская область – один из регионов, который является лидером в агропромышленном развитии. Ежегодно в аграрном секторе здесь появляются яркие новинки, местные фермеры ищут и осваивают новые направления, а урожаи удивляют своей щедростью. Несмотря на это, аграрии Херсонщины ничем не отличаются от сельхозпроизводителей со всей Украины. Они так же страдают от рейдерских атак и, несмотря на препятствия на законодательном уровне, пытаются производить качественную сельхозпродукцию.

Глава местного департамента АПР Александр Паливода согласился журналистам интернет-издания «АгроЮг» провести краткий экскурс в состояние дел сельхозпроизводителей области. Что делают здесь, чтобы обеспечить безопасность аграриев от рейдерских атак, как поощряют фермеров, и какие планы у департамента на ближайшее будущее читайте в эксклюзивном интервью «АгроЮг».

Для начала расскажите о нынешних достижения АПК Херсонской области. Какие планы и цели ставите для себя на 2019 год?

Херсонская область обладает достаточно большим аграрным потенциалом, который используется не на полную мощность. Чтобы изменить ситуацию, нам нужны инвестиции, нужны средства, которые будут вложены в модернизацию, внедрение современных агротехнологий и инноваций, развитие орошения, закупку передовых высокопроизводительных сортов и гибридов. Поэтому важнейшим достижением в этом году я считаю рост интереса инвесторов к агропромышленному комплексу Херсонщины. Этому способствовали два масштабных события, в рамках которых были продемонстрированы возможности и потенциал АПК Херсонщины. Первое событие – это масштабная выставка «Агропорт Юг Херсон», которая впервые прошла в этом году в Херсоне, но, как обещают организаторы, отныне станет традиционной. Агропорт в Херсоне посетили более 5000 гостей, 250 компаний продемонстрировали свои достижения.. Второе событие – Международный инвестиционный форум «Таврийские горизонты», на котором также была представлена агропромышленная экспозиция и дискуссионная панель, посвященная развитию отрасли. Этот форум стал одиннадцатым по счету, однако в этом году он впервые был проведен не на Херсонщине, а в Киеве, что позволило собрать большее количество гостей, в том числе представителей иностранных компаний, чтобы продемонстрировать инвестиционный потенциал Херсонской области – в том числе в сфере АПК.

Этим летом на «Агропорт 2018» вы заявляли, что вскоре в Херсонской области может появиться перерабатывающий завод. Что вы можете сказать о подобных планах спустя несколько месяцев?

Мы создали рабочую группу при департаменте АПР, которая занимается формулированием модели инвестиций. То есть, мы обрабатываем входящие запросы от инвестора, сами формируем инвест-модели для привлечения инвестора. Таким образом, создается рабочая группа по всем направлениям, которая полностью обрабатывает и выдает готовую инвест-модель под ключ. В ней много внимания уделяется переработке. В Херсонской области те предприятия, которые занимаются переработкой, в этом году по каким-то направлениям модернизировались:  начиная от винного направления до плодоовощного. В этом году нет такой динамики закрытия – есть динамика развития. Например, по хлебному направлению у нас появилась глубокая заморозка круассанов, глубокая заморозка хлеба – то есть, эта тема будет развиваться. Поэтому действующие предприятия ставят уже у себя линии для глубокой переработки. В дальнейшем наша задача направлена на поддержание развития этой группы работы с инвесторами, все-таки, мелкого и среднего переработчика. У крупных переработчиков есть возможность оценить и проанализировать рынок, где есть ниши, которые надо закрыть. У них больше возможностей, чем у департамента: есть специалисты и зарплаты намного выше. Но в формате мелкого и среднего бизнеса переработки мы, я думаю, являемся достаточно сильными специалистами и экспертами в этом направлении, и можем взять сопроводить под ключ и создать то или иное направление в Херсонской области. Это то, чем мы сейчас занимаемся. Также работой с ОТГ плотно занимаемся потому, что у них все-таки осталось много площадок, много баз, само собой разрушенных, но они подходят для того, чтобы их модернизировать, ставить у них линии по переработке и смело двигаться в этом направлении.

Херсонская область всегда славилась своими достижениями в аграрном секторе. По вашему мнению, что этому способствовало?

У нас так исторически сложилось с 1990-х годов. Когда большой бизнес разрушился здесь, те, кто занимался нефтью, промышленностью, направили большие деньги в аграрный бизнес. В Херсоне была вода и была земля. У нас нет ни шахт, ни гор, ни лесов. Скорее именно эти деньги дали толчок развитию аграрному сектору. У каждой области есть своя специфика. Если Одесса – это больше морские направления, туристические, то наша специфика – это поля, солнце, вода, а также ее наличие в каналах. И это было разумно и логично заняться аграрным сектором. Из-за того, что деньги ушли в аграрный сектор, были привлечены последние технологии. К примеру, в Каховке находится самое большое количество дистрибьюторов по продаже химии, химзащиты. В Украине нет такого количества дистрибьюторов и представителей разных мировых компаний, которое находится в Каховке. Это говорит о том, что основной потребитель сидит здесь. Департамент активно привлекает гранты, мы популяризируем область на разных форумах, выставках. И аэропорт у нас заработал, что позволяет прилетать инвесторам напрямую в Херсон. Это позволяет развивать данное направление, рассказывать про себя, показывать. Выращивать мы просто прекрасно уже научились. Следующий этап – научиться выращивать качественный товар, однородный, формировать большие партии и уметь выдерживать международные юридические контракты по системной поставке продукции необходимого качества. Вот такие еще задачи перед Херсонской областью стоят.

Поэтому все исторически сложилось так, что многие направления занялись развитием аграрного сектора. Она стала номером один, где вкладываются деньги. Вот «Чумак» пришел, научил, как выращивать на капельном орошении. То есть, когда заходят такие большие корпорации, они дают толчок развитию, многие учатся и сразу начинают внедрять технологии у себя на более мелких предприятиях. Поэтому все-таки большие корпорации иногда несут большую пользу, и они намного быстрее приносят технологии, чем если бы сами мелкие фермеры этим занимались.

С принятием новых норм к качеству молока многие производители столкнулись с проблемой нехватки молока высшего сорта. А мелкие фермеры почти потеряли рынок сбыта. Как данная проблема решается у вас в области?

Сейчас разрешается принимать и перерабатывать молоко второго сорта – это будет действовать до 1 января 2020 года. До этого момента в виде переходного периода будут действовать два стандарта. Мы проводим разъяснительную работу в области. Активно в этом формате может помочь только создание кооперативов, в которых будет специальное оборудование для принятия и охлаждения молока, чтобы оно соответствовало тем стандартам, которые необходимы и выставляются ГОСТами, ДСТУ для данного формата. Поэтому есть еще чуть менее двух лет, чтобы перейти все-таки на те требования, которые есть в Евросоюзе, и действовать по общим стандартам. Работа ведется. Наши предприятия уже давно перешли на эти стандарты, и сертифицированы. Они давно уже это поняли, и с ними работает завод «Данон». У него требования жесткие по принятию качества молока, но он смело работает с производителями, с некоторыми кооперативами, и они нашли между собой консенсус необходимого оборудования, необходимого стандарта, поэтому Херсонская область уже поставляет тот формат молока, который необходим. Но 90% молока, производимого в Херсоне, это все-таки частный сектор. Вот их путь развития все-таки через кооперативы. Каждый сам себе не будет покупать охладители. А один охладитель на село в виде кооператива – этого будет достаточно, чтобы заготовить хорошее качественное молоко.

Наблюдается в области объединения производителей в кооперативы? Создание семейных ферм? В какой отрасли?

Данный процесс движется очень слабо. Каждый год создается 1-3 кооператива. И у нас есть уже такие кооперативы, которые приглашают к себе, делятся опытом, и готовы создавать филиалы по другим районам. Они работают с грантовыми направлениями, работают с заводами-переработчиками, имеют контракты уже по более высокой цене приема молока, чем, если ты будешь сдавать сам. Поэтому ситуация развивается, но в Украине все-таки сложно с объединением, потому что сопутствовало много психологических вещей, которые людей разочаровали в объединениях.

В этом году была отправлена только одна баржа с арбузами, хотя, насколько известно, планировалось более двух. Планируете в дальнейшем сотрудничать с компанией «Нибулон» и на следующий год увеличить отправку херсонских арбузов? Возможно, кроме арбузов будут отправлять и другие культуры, такие как томаты?

Сам «Нибулон» и формат водного транспортного перемещения является стратегическим не только для Херсона, но и, наверно, для всей Украины. Ведь таким образом вполне реально снять нагрузку с наших дорог, чтобы асфальт не ломался, чтобы дороги наши были целые, и перебросить эту транспортную нагрузку на воду. В прошлом и в этом году были заложены опыты по перевозке арбуза водным транспортом. В этом году из-за того, что цена арбуза была достаточно высокой, спрос на нее был достаточно большой. Арбуз вывозился просто с полей закупщиками, и сформировать партию на Киев у нас практически не успевали. Одну партию они сформировали, и следующий арбуз уходил просто с самих полей. Не хватает самой логистики в Херсонской области, не хватает контейнерного терминала, который необходим для перевозки плодоовощной продукции. Потому что она все-таки скоропортящаяся. В этом случае нужны специальные условия для перевозки: где-то охлаждение, где-то отсутствие кислорода. Для этого нужно создавать отдельную инфраструктуру, строить отдельно портовые терминалы по данному направлению. То, что можно перевозить навалом по баржам, сейчас наши просчитывают, ведь всегда все упирается в математику финансовую. Раз не возят, значит все-таки где-то финансово не выгодно и выгодно везти фурами, или судовые партии большие. Именно поэтому внутри Украины не выстроена еще такая логистика, хотя она нужна. И я думаю, что в ближайшем будущем она будет все-таки реализована, и водные артерии Украины будут полностью задействованы в полном формате.

То есть, о перевозке таким способом других культур говорить пока рано?

Пока рано, потому что не хватает такого логистического хаба, который это позволил бы. Надо же привезти в порт какой-то товар, там должны быть какие-то склады, где-то его временно выгрузить, где-то пересортировать, где-то временно хранить его в холодильных условиях.

Недавно в Верховной Раде приняли закон, согласно которому упрощается процесс лицензии для виноделов с небольшими объемами производства терруарних вин. Расскажите, подхватили ли эту тему в Херсонской области?

У нас реально подхватили уже эту тему. И даже многие аграрии, у которых были свои виноградники и уже занимались производством вина, ждали снятия лицензии на продажу вина и упрощение системы лицензирования, что было достаточно сложно. Те, кто проходили этот путь своими силами, им это стоило очень много денег и приходилось делать достаточно серьезный документооборот. Сейчас, я считаю, будет не меньше желающих, ведь государство повернулось лицом в эту сторону и появился вектор, чтобы сейчас заняться массово переходом на легальную площадь. Те, кто вино производил, у них есть сырьевая база, природные климатические условия прекрасные для выращивания вина – все сопутствует. Оборудование сейчас тоже доступно: те, у кого есть винные оборудования, которые производят вино в пределах 200 тысяч долларов, можно уже открывать минизавод по производству вина. Мы исследовали данное направление. Все сопутствует тому, чтобы этим заниматься, и, наверное, спрос на само вино будет расти, потому что это культура. Водка, пиво – это не те напитки, которые надо популяризировать в Украине.

В этом году многие пчеловоды в Украине пострадали от протравок. Какая ситуация сложилась в вашей области?

В прошлом году сложилась очень тяжелая ситуация. Оттуда и взялась ассоциация пчеловодов. Они обратились в департамент за помощью, и мы им помогли в создании областной ассоциации. У нас создана ассоциация пчеловодов, они плотно работает с Госпродслужбой. Там откликаются на все их обращения, жалобы. Та информация, которая была распространена этим летом, о том, что погибли пчелы, нас не касается. В Херсонской области не было зафиксировано и не было подтверждено массового падения пчел. Может, и были какие-то локальные падения, там, где аграрии не предупредили пчеловодов и работали с ядохимикатами. Но массового не было падежа. И с ассоциацией пчеловодов мы поддерживаем постоянно контакт, я от них не слышал подтверждения той информации о массовом падении пчелы в этом году. Они о себе заявили, что они есть, они встретились с ассоциацией фермеров и сказали, что фермеры должны следить за обработками ядохимикатами. Это такая взаимная помощь – пчелы опыляют поля, от этого растет урожай, от этого мы имеем здоровье нации, есть мед, и есть живые пчелы. И я думаю, что все-таки пчелино-медовое направление нужно выводить с подполья, и оно должно существовать уже официально.

Страдают ли аграрии Херсонской области от рейдерских атак? Могут ли они рассчитывать на помощь от государства в случае захвата их урожая или территории?

В Херсонской области уже не первый год существует антирейдерский штаб. В его состав входит и прокуратура, и СБУ, и облгосадминистрация, и территориальное управление юстиции, и общественные организации такие как «Ассоциация фермеров», «Аграрный союз Украины». Мы принимаем все обращения от граждан, которые к нам заходят. Часто вызываются две стороны, которые участвуют в рейдерском процессе, и уже профессиональными кадрами рассматривается проблематика. Бывает, что в течение самого совещания решается вопрос по данному направлению и регулируется спор. Но рейдерство не начинается просто так. Рейдеры находят незаконные вещи второй стороны, слабые моменты: или неправильно оформленные земли, или неоформленные земли в их массивах. Они заходят, оформляют на себя землю, выбивают в шахматном порядке участки по их массивах. Применяется шантаж или совершается захват всей территории. Поэтому, для самих аграриев очень важно быть самим в законном русле, документы должны быть полностью оформлены.

Ну а второй вид рейдерства – это полный бандитизм, когда за 10 минут в реестре юстиций меняется собственник, меняется арендатор. Это самая страшная ситуация, которая также сегодня имеет место в Украине.

Юстиции достаточно сильно в этом формате работают, законы принимаются по криминально-уголовному наказанию по отношению к рейдерам. Раньше такого понятия не было вообще, мы не понимали, что такое рейдерство. Я считаю, что в этом году количество рейдерских захватов явно сократилось. Но они продолжаются, потому что существует налаженная система, работают все по шаблону, подбирают людей, у которых есть проблемы с недоделанными документами и начинают заходить на предприятие. За какое-то время они успевают вывезти запасы зерна, и часто уходят с предприятия.

Пытаются ли аграрии своими силами противостоять рейдерству?

Да. В Херсонской области есть три сплочённые ассоциации – это Ассоциация фермеров, ВАР, Аграрный союз. И часто бывает так, что наши аграрии собираются, выезжают и поддерживают того или иного фермера. Но, когда там присутствуют вооружённые люди в масках, то туда уже должны выезжать специализированные, военизированные части, разбираться с этой ситуацией. Так было уже несколько раз в Херсонской области. Когда высылали Нацгвардию и вопросы решались силовым путем. Они достаточно сильно и активно принимают участие в наших мероприятиях, совещаниях. Сейчас ассоциации и сами фермеры стали достаточно активны и входят во все ветки и во все уровни власти: они присутствуют на разных заседаниях, начиная от Верховной Рады, заканчивая областным советом, разными комитетами. Это позволяет им вовремя достучаться и озвучить проблематику, хотя проблем еще достаточно много.

В Херсонской области было уже несколько прецедентов разворовывания мелиоративных систем в области. Как ситуация обстоит на сегодняшний день?

За последние три года динамика восстановления оросительных систем значительно выросла. Ежегодно к общей сумме площадей под орошением добавляются 3-5 тысяч га. В этом году планируется более 10 тысяч га установления оросительных систем. В свое время, мы знаем, трубы нещадно вырезались под предлогом, что многие вышли из системы, а некоторые вовсе бандитским путем. Но на данный момент система восстанавливается, достраивается, домодернизируется, где-то ставятся новые насосные станции. Это все и позволяет получать тысячи гектар орошаемых полей. В Херсоне без этого невозможно получить хороший урожай, вообще невозможно заниматься выращиванием овощей, кукурузы, сою тоже очень сложно вырастить – у нас практически невозможно. Поэтому вода является залогом успеха хороших урожаев, получения стабильной прибыли и для Херсонской области это та часть, без которой аграрный сектор так не развился бы, мы не имели бы по многим направлениям первые места в течение десятилетий в Украине.

Существуют ли в Херсонской области какие-либо виды поощрения фермеров?

Конечно, это разные праздники, и мы не забываем об этом. Например, 19 октября числа был день переработчиков, ближайший – день сельхозпроизводителя. И мы, начиная от знаков отличия областных администраций, районных советов, кончая премиями и орденами киевского уровня, Верховной Рады, ордена Княгини Ольги. Последний в этом году будет даваться доярке, которая всю жизнь посвятила себя крупному предприятию, и хозяин подал ее на данный орден. И поэтому благодарности, грамоты, ордена – это все присутствует, мы не забываем про наших аграриев, стараемся никого не пропустить, не забыть и наградить.

Но самая лучшая поддержка для аграриев – это финансовая. Поэтому в Херсонской области сейчас выделены деньги из областного совета на восстановление орошения, и в двух районах – Ивановка и Серагозы, идут восстановления оросительных систем, запуск воды по каналам, где 20 лет не было воды, хотя система была частично построена.

И это, конечно, всеукраинские программы по компенсациям, по дотациям, по возмещениям. Они используются в Херсоне достаточно активно. Я считаю, наши аграрии, наши селяне используют их и включаются. Также у нас присутствует программа «Власний дім», которая поддерживает сельское население – дает кредиты под небольшой процент, буквально 2-3%, на покупку коров, на приобретения жилья, его ремонт в сельской местности. Вот такие программы сейчас действуют в Херсонской области.

Плюс к этому всему – это грантовая поддержка. У меня специально создан отдел по работе с грантовыми поддержками, и в Херсоне присутствует более 10 разнообразных грантовых направлений по поддержке наших аграриев из разных стран: и Америка, и Скандинавские страны, и Европейские страны, и Япония, и Китай. Япония 100% присутствует по грантовой поддержке – Международная техническая помощь называется.

В последнее время наблюдается, как в Херсонской области развивается направление агротуризма. Каким образом ваш департамент способствует развитию этого направления?

Наша функция, как Департамента агропромышленного развития, способствовать возникновению и развитию таких субъектов агропромышленного производства, которые могут стать объектами агротуристического маршрута. Лучше всего на эту роль подходят многофункциональные кооперативы и сельхозпроизводители любой формы собственности, занимающихся производством нишевых культур. Как вы, наверное, знаете, у нас хозяйство, которое выращивает самую дорогую в мире специю – шафран, а также – спаржу. Уже второй год туда активно едут туристы: чтобы посмотреть на цветение шафрана и попробовать блюда с его использованием – осенью, и на фестиваль спаржи – весной. Это один из примеров агротуристического объекта. Сейчас в нашем департаменте создана рабочая группа, которая работает над разработкой различных инвестиционных моделей, в том числе и подобных нишевых производств, которые могут в будущем стать объектами зеленого туризма.

Беседовала: Юлия Ягольник

Новости по теме

|