«Наши пасечники даже не знают элементарного закона про пчеловодство», – главный пчеловод Николаевщины

1 сентября, 2018

2018 год для пчеловодов Николаевской области стал многообещающим на дальнейшее развитие, ведь к руководству их городской и областной организации приступил инициативный Андрей Галдин. В свое время пчеловодство для него было как хобби и начиналось все с одной пчелосемьи. Но жизненные обстоятельства сложились так, что именно это направление он взялся активно реформировать на Николаевщине. А реформировать есть что… Помимо повсеместного вымирания пчелосемей в результате протравок полей аграриями, существуют и такие проблемы как отсутствие финансирования этой отрасли в Украине в целом, нежелание пчеловодов работать официально и регистрировать свои пасеки, а также приведение всех норм работы к европейским стандартам ускоренными темпами. Готовы ли пасечники области к развитию своей отрасли в эксклюзивном интервью изданию «АгроЮг» нам рассказал Андрей Галдин.

Можете оценить ситуацию, которая на сегодняшний день сложилась у пасечников Николаевской области?

Пчеловоды Николаевской области малоорганизованы. Протравок было много, но, как ни странно, обращаются за помощью немногие. Среди членов нашего общества пчеловодов обратился один человек, который понес маленькие потери не в количестве семьи, а в качестве. То есть, семьи сохранились, но они снизились в силе. Были попытки протравки в других хозяйствах, где наши члены общества располагают свои пасеки, но они там вовремя это дело пресекли. То есть, большинство потерь, которые есть на сегодняшний день вне нашего союза, поэтому точных данных нет. Но, насколько мне известно, в трех районах – Витовский, Николаевский и Баштанский – пострадало приблизительно около 2 тысяч пчелосемей.

Вы являетесь главой городского и областного союзов пчеловодов. Расскажите, многие ли из существующих хозяйств являются участниками вышеуказанных сообществ?

В начале этого года мы организовали областной союз пчеловодов «Спілка пасічників Миколаївської області», и хотим всех пчеловодов нашей области привлечь в эту организацию, чтобы совершать дальнейшие координационные действия. Он организовывался с Братским районом. Сейчас у нас ведутся переговоры с Первомайским, Баштанским и Врадиевским районами по привлечению их пчеловодов в наш союз. В данный момент в нем находятся «Николаевское городское общество пчеловодов», «Новоодесское общество пчеловодов» и «Союз пасечников Братского района».

В городской же союз входит активных 69 членов. Я думаю, это около 10% от общего количества пчеловодов Николаева.

Что пчеловодам дает членство в союзе?

Как показала практика, пчеловоды наши малограмотные. Это громко звучит, но это так. Они даже не знают элементарного закона про пчеловодство. В нем четко трактуются действия пчеловодов в случае протравки. Пчеловоды этих законов не знают. Потому наше общество первоначально дает знания пчеловодам, что делать, какая существует процедура создания комиссии, в какие сроки надо отправить данные в лабораторию и т.д. Также мы оказываем материально-техническую поддержку нашим пчеловодам. Мы организовываем закупки инвентаря, препаратов, пчелопакетов по оптовым ценам. Понятно, что у нас большие заказы, и цена у нас получается меньше. В случае с протравками – это конкретная информационная деятельность, улучшение информационной грамотности пчеловодов.

Дорого ли стоит стать членом союза пчеловодов?

Я считаю, что для пчеловода вступить в союз – это сущие копейки. В наше общество вступить стоит 120 гривен – это вступительный взнос, и каждый год – 80 гривен в год. Это даже меньше, чем стоимость бутыля меда на сегодняшний день.

Почему у наших пасечников нет большого стремления вступить в сообщество?

Многие не хотят вступать в союз, задавая себе вопрос: «Что это мне даст?». Но на самом деле, первоначально должен стоять вопрос: «Что ты можешь дать сообществу?». Потому что у нас гражданская организация, которая живет за счет своих членов. Известно, что, когда люди собираются в коллектив, из усилия не складываются, а умножаются. Поэтому за счет активистов, которые входят в наш союз и проходят все мероприятия, допустим благотворительная помощь. Мы занимаемся благотворительной деятельностью, потому что нам природа дала через пчел какой-то урожай, и мы хотим этим поделиться. В прошлом году мы помогали детскому дому и наркологическому центру «Второе дыхание».

В феврале 2018 года между союзом пасечников, аграриями и представителями ряда управлений государственных учреждений был подписан меморандум о сотрудничестве. Выполняют ли они условия, прописанные в документе?

Меморандум был подписан между семью сторонами. Все госорганы, с которыми был подписан документ с удовольствием идут на сотрудничество. К сожалению, аграрии не очень. Тогда на встрече было мало фермеров. Они, к сожалению, не понимают выгоды сотрудничества с пчеловодами. Мы хотим в будущем, в этом году и в начале следующего, организовать конференцию с участием фермеров для поднятия этого вопроса и все-таки в цифрах все объяснить. Им нужны цифры, они спрашивают, сколько конкретно они получат от этой пасеки. Мы хотим пригласить на эту конференцию научных работников, которые расскажут о конкретных примерах. Я знаю, что в этом году ставились эксперименты на конкретных полях, где стоят пчелы. Там оградили территорию в нескольких квадратных метрах от пчел. То есть, поставили там домики и сетки. Туда доступа пчел нет. На этом участке подсолнуха или медоноса будет произведен сбор урожая и сравнится с участком, который был опылен пчелами. Это в Полтавской области.

Несут ли аграрии криминальную ответственность за то, что после протравки полей гибнут пчелосемьи на соседних пасеках?

Если в суде доказывается факт отравления данным фермером данной пасеки, то да. Ему выписывают административный протокол, штраф, который, к сожалению, очень символичный, в районе от 300-500 гривен, очень маленький. Но, в случае доказательства вины агрария, пасечник имеет право компенсировать моральный ущерб. Есть такие случаи, но не в том объеме, в котором реально стоят пчелосемьи.

Сколько составляет сумма ущерба пасечников Николаевской области в связи с массовыми гибелями пчел?

Если брать в учет ту приблизительную сумму, что пострадало две тысячи пчелосемей, то как минимум, эти пчелосемьи недобрали. Даже, если там остался какой-то минимум пчелы, и семья как единица не уничтожена, она потеряла в медосборе. Медосбор каждой пчелосемьи в среднем по Николаевской области – 2,5 тысячи гривен. То есть, если мы умножим две тысячи на 2,5 тысячи гривен, мы получаем 500 тысяч гривен – это приблизительная сумма ущерба, нанесенная николаевским пчеловодам.

Выделяет ли областная власть средства на отрасль пчеловодства?

Мы сотрудничаем с департаментом агропромышленного развития. Но нам был дан четкий ответ, и по-моему это прозвучало на круглом столе, что ни одной копейки на пчеловодство не выделено. На наш взгляд, в этом социальная несправедливость – аграриям выделяются дотации, беспроцентные кредиты, им, в конце концов, государство и землю дало. Пчеловодам же на данный момент помощи – ноль. Но мы пчеловоды – люди крепкие, и мы хотели бы, чтобы нам хотя бы не мешали работать, мы помощь уже сами себе организуем.

Как часто поднимается вопрос финансирования пчеловодов и на каком уровне?

Каждый год мы поднимаем этот вопрос, и мы подали заявку участия в коллективные члены союза пасечников Украины. Там у нас глава Владимир Николаевич Стретович, который является бывшим депутатом, у него есть право входить в определенные двери Министерства, и он на своем уровне собирается лоббировать наши интересы, в том числе и в виде дотаций пчеловодам. В следующем году мы хотели бы что-то получить, но мы слышали, что есть ряд требований. Как минимум, пасека должна быть зарегистрирована и выполнять все нормы закона. Наши пасечники, к сожалению, многие нормы закона не выполняют, в частности, регистрацию.

Можете привести данные, сколько по Николаевской области на сегодняшний день незарегистрированных пчеловодов? Почему сложилась такая ситуация?

Могу дать статистические данные по нашему николаевскому обществу пчеловодов. У нас приблизительно 30% не зарегистрировано. Но, они в этом году начали деятельность по регистрации, потому что видят, что пчеловодство входит в правовое русло и нужно отстаивать свои права, а если ты не зарегистрирован и твоя пасека не зарегистрирована, то ни о каких правах не может быть и речи, потому что тебя, как юридической единицы не существует. И в суде ты не отстоишь свою точку зрения. По области процент еще хуже – там приблизительно 60% хозяйств не зарегистрировано, потому что пасечники попросту не видят надобности в регистрации. Если у человека во дворе стоит 20-30 семей, и он никуда не кочует, он считает, что ему не нужно регистрироваться, хотя закон гласит, что пасека должна быть зарегистрирована в органах местного самоуправления. И как раз через эти органы идет оповещение о протравках, потому что пасечники частично виноваты в этих самых бедах.

Как проходит процедура оповещения пасечников о протравках?

Аграрий должен получить разрешение на обработку химическим препаратом. Одну из виз дает орган местного самоуправления. Они, в свою очередь, должны оповестить все пасечные хозяйства не позже, чем за три дня до работы с уточнением места, временем обработки и указать, каким препаратом будет обрабатываться поле.

В этом году зарегистрированные пасечники, у которых действительно есть ветеринарные паспорта, также в обязательном порядке проходили регистрацию в определенной базе данных, которая отправлялась в департамент агропромышленного развития. Все данные пасек, которые прошли ветеринарное обследование, вошли в эту базу.

Отображает Николаевская область в целом ситуацию по Украине?

Николаевская область частично отображает картину, потому что многие пасечники боятся. Основная причина не регистрации – это боязнь заплатить налоги. Но мы, как порядочные граждане должны понимать, что мы идем вечером по улице, у нас светят фонари, если у нас пожар случится, то к нам приедут пожарные, кому-то станет плохо к нам приедет скорая помощь. Это все за счет бюджетных средств, которые питаются с налогов. Каждый человек, ведущий хозяйственную деятельность, должен платить налоги, без этого мы не обойдемся.

Можете дать свой прогноз на урожай меда этого года и назвать его отличительную черту с прошлым?

Отличительная черта этого года от прошлого в том, что был длинный безвзяточный период, связанный с засухой. Он длился в июне – у кого-то он был около месяца, у кого-то три недели. Поэтому однозначно меда будет меньше. В частности, это касается сорта разнотравье. Когда цвело разнотравье была засуха и соответственно меда с него меньше. Мне кажется, что мы все-таки не достигнем этапа прошлогоднего урожая, потому что семьи потеряли в силе в безвзяточный период, поэтому они хуже сработают на подсолнухе. На мой взгляд, урожай будет меньше на 30%.

Соответственно это отразится и в цене, так?

А цена в этом году, грустно говорить, очень низкая. Она не отображает затрат пчеловодов. Разумеется, если меда меньше, то постоянные затраты у пчеловодов большей  частью лягут на каждый килограмм. Соответственно, себестоимость меда будет выше. Наши уважаемые экпортеры, к сожалению, предлагают нам цену меньше, чем в прошлом году. Сейчас она составляет 27-30 гривен за килограмм, в зависимости от партии, от условия, от тары. Сейчас мы наблюдаем, что идет спекуляция со стороны экспортеров в ценовой политике на мед. Но надеемся, что все-таки ситуация до конца года исправится, ведь они организованные люди – они собираются и, насколько нам известно, коллегиально устанавливают цену. Хочется верить в то, что они еще раз соберутся и озвучат более справедливую цену.

Сколько меда из Николаевской области отправляется на экспорт, а какая часть остается на внутреннем рынке?

Приблизительно 20% идет на внутреннее потребление, а 80% идет на экспорт. Но из этих 80% еще приблизительно около 30% запрещается на экспорт из-за того, что в нем обнаруживаются антибиотики, загрязнения. Он остается в Украине и идет на потребление, хоть и не должен. Но он идет по более низкой цене, его реализовывают и наши граждане кушают этот продукт. Но, насколько нам известно, наши уважаемые экспортеры тоже имеют рычаги переправки некачественного меда заграницу путем разбавления его с качественным, и доведения этой концентрации антибиотика до допустимых значений. Они просто поступают хитро – скупают у пчеловодов этот мед за бесценок и потихоньку его подмешивают в хороший мед.

На сегодняшний день в Украине происходит переход на европейские стандарты производства. Это, конечно же, касается и вашей отрасли. Что можете рассказать об этом?

Европейские стандарты, в первую очередь, касаются экспорта. Стандарты ХАССП, ISO 9001, есть еще более усиленные… Их придерживаются экспортеры. Во-вторых, они касаются розничной реализации меда на территории Украины, в частности, реализации через сеть супермаркетов. Насколько мне известно, в ближайшем будущем их планируют внедрять в розничную торговлю. То есть, человек, который торгует на рынке, должен иметь сертификат качества, подтвержденный соответствующими государственными органами. Сейчас по отношению розничной торговли к пчеловоду таких стандартов нет. Но мы уже их читаем и потихоньку вводим их у себя на хозяйстве. Потому что в течение одного года это не внедрить – это довольно таки дорогостоящее мероприятие, которое подразумевает и сертифицированное помещение, и сертифицированную тару, и специально обученных людей, имеющих санитарные книжки.

В целом, нашим пасечникам придется выйти из своей зоны комфорта. Готовы и пойдут ли они на это?

Разумеется. Можно просто работать на экспорт, тогда эти требования будут выполнять экспортеры, а пчеловод будет сидеть в тени, как раньше. А если пчеловод захочет продать свою продукцию по достойной цене, ему обязательно надо будет сертифицировать каждую ступень своего производства.

По вашему мнению, сколько времени на переход к европейским стандартам потребуется пасечникам?

Пчеловоды не готовы к тому, что государство хочет внедрить это все к 2020 году. Мне самому будет интересно понаблюдать, что из этого получиться. Будут ли нас загонять палкой, или будут массово закрывать пасеки… Но, я думаю, что этого не произойдет, потому что пчеловодов много в Украине – по приблизительным данным около 400 тысяч человек – это большой электорат, у которого есть свои рычаги влияния на наших депутатов. И я думаю, что найдется какой-то компромисс по продлению сроков. Мы требуем и стремимся, чтобы нам дали кредитование на первое оборудование, потому что оно дорогостоящее – своими силами не каждый сможет потянуть. Потому что, в сущности это все надо начать с нуля – перезакупить оборудование, или сертифицировать.

Вскоре после интервью команда «АгроЮг» отправилась на выездную пасеку к Андрею Галдину непосредственно на проесс последней откачки меда сезона 2018 года, о чем вскоре ищите материал на сайте.

Общалась: Юлия Ягольник

Новости по теме

|